Гешефты с диктатурами

Возможен ли новый мировой порядок?

Александр Скобов написал правильную статью — об отвратительности любых диктатур и об исчерпанности мирового порядка, сложившегося после Второй мировой войны, к которому диктаторские режимы сумели приспособиться (а западный мир, добавлю от себя, к таким режимам умудрился притерпеться, а с некоторыми — не будем показывать пальцем — даже слюбиться). И о насущной необходимости создания нового миропорядка, частью которого станет «всеобъемлющий международный запрет диктатур».

Текст абсолютно правильный, но в части создания нового миропорядка с всеобъемлющим запретом диктатур — причем не де-юре, а де-факто — боюсь, идеалистический. Так должно быть, но, увы, так будет не скоро.

Хочется спросить: а судьи — кто? То бишь кто будет инициировать и осуществлять переход к новому миропорядку? Погрязшие в широкомасштабном сотрудничестве и торговле с китайской диктатурой (прекращение чего сулит немедленный коллапс мировой экономики), растленные/купленные Путиным западные демократии? Ведь

Путину удалось то, что не удавалось никому из советских вождей — он растлил не только самих россиян, но во многом и Запад.

Поэтому вся штука в том, что главным препятствием к переходу к новому миропорядку, да хотя бы к пониманию его необходимости, являются не столько сами диктаторские режимы, сколько тот самый цивилизованный мир западной демократии, не желающий ничего предпринимать в отношении этих диктаторских режимов, прежде всего в отношении самого опасного — путинского, чреватого третьей мировой, ядерной войной.

Известно, что одним из краеугольных камней мировоззрения Путина является его убеждение в том, что нигде в мире нет демократии и свободы, честных выборов, независимых судов, независимой и честной журналистики, все продается и покупается, то есть — все одним с Россией миром мазаны — только на Западе ловчее научились имитировать демократию и свободу, честные выборы, независимость судов и т.д., изящнее оболванивают собственное население.

Всей своей деятельностью Путин взялся доказать это. И небезуспешно. Он растлевает Запад, активно привлекая его к совместным гешефтам, скупая его политиков, завлекая перспективой «совместного решения мировых проблем», включая борьбу с терроризмом, тем самым вынуждая Запад закрывать глаза на преступления самого режима, в том числе на его террористическую сущность, делая его, таким образом, молчаливым — но не невольным! — соучастником своих преступлений. И Запад, вначале опешивший от такого напора и даже поначалу что-то там вяло возражавший, в какой-то момент решил не сопротивляться, а получить удовольствие. И ведь получает! — Достаточно посмотреть хотя бы на Герхарда нашего на Шредера.

Да и Ангела наша Меркель, похоже, всё более идет по пути своего предшественника, всё более думая о своем обеспечении — или трудоустройстве? — по скорому выходу на пенсию. Для тех, кто заподозрит меня в предвзятом отношении к фрау канцлерин, приведу мнение немецкого журналиста Бориса Райтшустера в статье об отравлении Алексея Навального, подзаголовок которой говорит сам за себя: «Почему Меркель — лучшая женщина Путина» («Warum Merkel Putins beste Frau ist»):

Один из величайших успехов Меркель заключается в том, что она выдает себя за оппонента Путина, а фактически является его ближайшим союзником.

Когда у Путина дела идут плохо, он всегда может положиться на Меркель: именно она помешала Украине и Грузии вступить в НАТО. Это предотвратило поставки оружия на Украину после вторжения Путина. Она проталкивает самый важный проект Путина — трубопровод по Северному морю. Теперь она предостерегла от вмешательства в Беларусь и предотвратила санкции. Что касается Меркель, её слова и дела — не только в отношении России — диаметрально противоположны. Меркель — лучшая женщина Путина. В основном потому, что она так ловко это скрывает.

Окиньте в целом политический пейзаж нашего времени: Меркель, Макрон, Джонсон, даже в США, оплоте свободы и демократии, мировом полицейском — Трамп (а перед этим Обама). Не макроны, а сплошные микроны. Нынешний Запад, импотентный, изнеженный благополучием, растленный Путиным Запад все больше подтверждает выстраданное им убеждение — все одним миром мазаны. Разве можно сравнить сегодняшних западных лидеров с Рональдом Рейганом и Маргарет Тэтчер, когда Запад коллективно противостоял Советскому Союзу — во многом благодаря чему дело и закончилось его крахом.

О каком новом миропорядке можно сегодня говорить (или хотя бы мечтать), когда даже отдельно взятую ООН не могут реформировать, хотя то, что в таком виде она просто нежизнеспособна и не выполняет своей главной задачи — поддержание мира на планете — и зачастую вообще идет на поводу у отмороженных режимов, понятно всем и давно. До сих пор худо-бедно эту задачу хоть как-то выполнял «мировой полицейский», но с приходом в Белый дом «миротворца» Обамы, а еще больше — Трампа, с этим стало совсем грустно. Вот в условиях бездействия мирового полицейского главный мировой хулиган и разгулялся по буфету.

Да, о том, что нынешний мировой порядок, где так вольготно дышится авторитарным и диктаторским режимам всевозможных разливов, никуда не годится, надо говорить денно и нощно и долбить, вдалбливать это понимание в головы западных лидеров. Но начинать меняться надо самим западным демократиям, прежде всего, они должны вспомнить, что они — западные демократии, территории свободы, а не бизнес-конторы по совместным гешефтам с диктатурами. Они должны вновь стать образцами, маяками для стран, где свободы еще нет, а не давать диктаторам повод утверждать, что все одним миром мазаны.

Конкретно: перестать быть на дружеской ноге с диктаторами. Они в глазах цивилизованного мира должны быть не партнерами и друзьями — а изгоями.

Не вестись на призывы алчных западных политиков с синдромом Шредера — не смешивать политику и бизнес. Надо именно что смешивать политику и питающий её бизнес и перестать делать общие гешефты с диктатурами. И начать надо с маленького конкретного шага: прекратить строительство «Северного потока — 2».

Пересмотреть соглашательское отношение к принципу «политика — дело грязное». Нет, на словах, конечно, любой политик скажет, что так не должно было бы быть, что было бы неплохо, если бы политика могла быть нравственной, но, тем не менее, в мире есть консенсусное понимание, что — не может. Все вынужденно согласны, примирились с этим. Смотрят на это сквозь пальцы.

Так вот, пора прекращать смотреть на это сквозь пальцы. Делать грязную политику (сотрудничество и гешефты с диктаторскими режимами — один из её видов) должно стать таким же постыдным делом, как воровство. Причитания о том, что это в принципе невозможно, что политика — дело по определению грязное, отметаются имеющимися прецедентами нравственной политики: это во многом политика Рональда Рейгана (наверное, с некоторыми оговорками) и полностью — политика Вацлава Гавела. Задача в том, чтобы такие политики перестали быть исключением, подтверждающими правило «политика — дело грязное».

Так же, как верно пишет Александр Скобов, любая диктатура должна стать вне закона — так же политика в XXI веке должна стать нравственной. В таком мире проще будет прийти к пониманию необходимости нового мирового порядка. Собственно, когда нравственность в политике станет нормой — это и будет уже во многом новым миропорядком.

Понимаю, что эти мои пожелания тоже, в большинстве своем, пожелания идеалистические.

Но с чего-то нужно начинать. Хотя бы с понимания ненормальности существующего сегодня положения дел.

Чтобы для осознания того, что существующий сегодня миропорядок устарел, не пришлось, как 80 лет назад, заплатить новой мировой войной.

Вадим Зайдман

MIXADVERT

цікаве