В феномене нашей армии не сомневается уже никто – но как выработать вакцину от «хороших русских»

Фото:   НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

 Существуют ли «хорошие русские» в действительности? Как нам очищаться от всего российского – ОПЗЖ, Московского патриархата, так называемых, ватников и предателей? Что нам говорит исторический опыт о путях возрождения после победы, в частности, и о духовно-моральном?

Все эти вопросы уже возникают, хотя война в Украине, к сожалению, еще в разгаре. А когда будет финиш и когда будем приветствовать наших защитников, медиков, волонтеров и весь украинский народ с победой, – это точно вопрос времени, просто надо набраться сил и терпения. Однако видим, что уже сейчас начинают распространяться опасные для нас нарративы о поисках примирения с врагом, о существовании хороших россиян, которые якобы против войны России в Украине, то есть за все хорошее и против всего плохого, но без четкой жизненной позиции. В чем опасность для нас вследствие такого заигрывания с россиянами, изданию «День» подробно объяснила доктор, профессор политических наук Лидия СМОЛА.

«ПОБЕДИТЬ ОБЩЕСТВО В ВОЙНЕ АРМИЯ НЕ МОЖЕТ»

– Ситуация в действительности сложная, но о победе уже надо говорить. Россия в войне проигрывает. Если взять историю человечества, военное искусство и тому подобное, то существует много факторов, которые приводили к поражению, например, тотальные ошибки в войне. Ключевые факторы в проигранных и побежденных войнах – это недооценка противника, его потенциала и силы его сопротивления. Когда недооценивается противник, тогда к битве с ним не готовятся. Это первая причина, почему Россия не смогла вот уже 21 день (разговор состоялся 16 марта) победить Украину, и при том, что это вторая армия мира. Мы видим, что россияне везли с собой парадные мундиры, а из их переписок в мессенджерах известно, что через два-три дня планировали по Крещатике ходить. И нас недооценила не только Россия. Большинство военных экспертов,  и даже мощные аналитические центры, не давали нам шанса на победу. В нашу победу не верил никто, кроме нас.

Второй фактор – в войне побеждает не столько оружие, как сила духа, подкрепленная оружием. Потому что воюют не танки, а люди. В американских уставных документах человеческий фактор признан ключевым. Когда-то Наполеон сказал фразу, что три газеты могут сделать больше, чем стотысячная армия. И это же в доинтернетовские времена! Моральный фактор играл чрезвычайно большую роль, потому во время войны так активно задействовали пропаганду. Поэтому вторая причина нашей победы в том, что с российской стороны есть вооруженная армия, а с нашей стороны – сетевое общество: не только армия, но и волонтеры, айтишники, благотворители… А победить общество в войне армия не может. Приведу пример русско-японской войны, когда огромная Российская империя напала на маленькую Японию. Кстати, Россия – большой вор. Термин «великая отечественная война» придумали не россияне. Об отечественной войне говорили именно японцы, что они идут воевать за отчизну. Россия проиграла в этой войне. Против нее поднялось маленькое, но консолидированное общество. И для России это завершилось революцией 1905 года.

Поэтому наша победа – несомненна, потому что с нашей стороны стоит консолидированное общество. И что в этой войне произошло, и что сделал Путин? Эта война объединила, консолидировала украинское общество. Фактически эта война завершила формирование украинской политической нации. Украинцы на украинском и на русском посылают врага вслед за кораблем.

Я смотрю российское телевидение, насколько могу. Они говорят, что мы нацией стали за 30 лет. Поэтому идет еще и борьба ценностей – витальных, потому что мы сражаемся за жизнь и за наше существование – за право быть собой на своей земле. Россияне пришли сюда, руководствуясь меркантильными и имперскими убеждениями – заработать деньги и усилить свое влияние в мире. 21 день войны привел к тому, что эксперты начали говорить о феномене украинской армии.

«РОССИЯНЕ ФОРМИРУЮТ НОВЫЙ, НЕВЕРОЯТНО ОПАСНЫЙ НАРРАТИВ: ПЛОХОЙ ПУТИН, А РУССКИЕ – ХОРОШИЕ»

– В России параллельно тоже начались изменения. Россию все боялись не только из-за ядерного оружия, но и из-за ее многомиллионной армии. А мы разрушили этот миф. Россия потеряла свою позицию в мире. Фигуры на большой политической шахматнице, как говорил Бжезинский, сейчас сменились, расклад сил тоже изменился. Сейчас формируется новая геополитическая «шахматница», где Украина не будет пешкой, потому что наша субъектность творится на поле боя. Но у нас еще очень сильный враг стоит на территории Украины. Он увидел, что легкая прогулка не удалась, и он не смог получить тотального преимущества ни в небе, ни на земле.

Наша оборонная стратегия, за что большое уважение Главнокомандующему Валерию Залужному, разрушила миф о большой армии. А теперь разрушается другой мощный миф – о большой мощной экономике. Оказалось, что из тысячи самолетов собственно российских  – только около двух сотен. А запреты и тотальные санкции превратили Россию у большого изгоя. Даже российские эксперты говорят о неминуемом дефолте и неминуемом откате до уровня 90-х годов. И на этом фоне мы видели первую волну бегства богатых россиян, которые выехали в Израиль, Турцию, Объединенные Арабские Эмираты, ближнее зарубежье (Грузию, Армению, Азербайджан). Теперь российские, так называемые, оппозиционеры формируют новую адженду, новый нарратив. Потому что раньше нарратив был такой: Украина – это страна, которая не состоялась.

Сейчас он разрушен, потому что мы бьем им в зубы. Был нарратив, что Россия в силу мудрости и мощи имеет право на постсоветском пространстве влиять и руководить другими странами. Мы эти нарративы разрушили. А теперь они формируют новый, невероятно опасный нарратив – плохой Путин, а россияне – хорошие. Простите, но не Путин сидит в самолетах, которые бомбят, не Путин уничтожает Мариуполь, а россияне, которые пишут, что нужно «мочить хохлов». Вспомним недавнюю социологию, согласно которой 2/3 россиян поддерживают войну против Украины, а 71% чувствуют гордость за действия своей армии на нашей территории.

Относительно второй волны, которая непременно будет, видим уже звоночки. Юлия Латынина со своей заметкой, что теперь «все демократическое, русскоязычное» будет в Киеве, а в Москве – орда, это невероятно опасный тренд. Ведь Москва  обречена, и Россия тоже. У меня нет сомнений в том, что она распадется. Потому что даже позиция Китая не предоставлять даже мягкую поддержку об этом свидетельствует.

Россия как политическое образование умирает не только из-за экономических санкций и проигрыша в войне, а умирает образ «русской культуры» как высокодуховной. Мы видим, как известные в мире творческие люди поддержали людоедский путинский режим, слышим разговоры военных со своими близкими со страшными матерными словами или их бахвальством о награбленном. При этом масса деятелей культуры поддержала российские посягательства.

И второй волной беглецов будут как раз такие деятели культуры, которые будут искать новую площадку для себя. Латынина первой заявила, что этой площадкой может стать Киев. Здесь стоит обратиться к психологии россиян. Если взять сообщества россиян, что живут в Америке, Германии, Израиле, которые не инкорпорируются в культуру страны, они остаются в своей среде русскоязычной, в своем мировоззрении и ценностях, максимум, что они требуют от страны, где живут, – это соблюдение их виденья прав.

Если есть определенное сообщество русскоязычных в Израиле или Штатах, то для страны этот вирус является не настолько вредным, потому что работают государственные институты, отработана правовая система, спецслужбы, и любые попытки, если россияне будут посягать на что-то большее, завершатся депортацией. Поэтому максимум, что они могут, – это голосовать за пророссийских депутатов.

«ОДИН ИЗ ФАКТОРОВ ПОБЕДЫ В ВОЙНЕ – ЭТО НАЛИЧИЕ ЧЕТКОГО ПЛАНА, КОТОРЫЙ БУДЕТ ПОСЛЕ НЕЕ»

– Но Украина – это страна, которая только становится на ноги (а она будет сильной). Мы страна с тысячелетней историей, нас не создал генштаб и Ленин, как Путин об этом говорит. Но в стране, которая только поднимается, будет трудно одолеть российский вирус. Они приедут сюда, и через короткий промежуток времени этот вирус будет формировать внутренний конфликт. Поэтому один из факторов победы в войне – это также наличие четкого плана, который будет после нее. Надо уже сейчас говорить, какой будет Украина после войны, потому что «пацифисты» и «любители мира» очень быстро начнут говорить – «мир всему миру». А боль от этих разрушений и боль от потерь немного притупится. Сейчас они этого не могут говорить, потому что у нас перед глазами погибшие, разрушенный Харьков, геноцид, который осуществляется на востоке Украины. А как только мы освободим территории, они подождут год-два и будут формировать внутренний конфликт, будут нас побуждать к внутренней войне. Но нам надо найти вакцину против русской заразы в зародыше ее уничтожить. Эта вакцина нам нужна уже сейчас.

А здесь у нас большая проблема – это очень легкое приобретение нашего гражданства, то есть выучили кое-как историю, язык, нашли свой корень – и все (кстати, об этом на днях говорила и главный редактор «Дня» Лариса Ившина, давая совет, как бы это должно было происходить: «Гражданство – это большая ценность. Обязанность и привилегия. Процедура предоставления охраняется от вмешательств посторонних лиц. Регулируется особенным законом и сложной процедурой. Обязательно – сдача экзамена по украинской истории и государственному языку. Ускоренно могут рассматриваться просьбы тех, кто совершил героические поступки на войне»). 

Посмотрите, какой является система приобретения гражданства во Франции, Швейцарии или других странах, там люди десятилетиями могут жить и ждать этого. Маленький пример – до войны я посетила Доминикану, маленькую страну с одиннадцатимиллионным населением.  Русскоязычный гид мне рассказывал, что должен прожить здесь 5 лет, быть трудоустроенным и только потом будет иметь право получить гражданство, но никогда не получит права голоса на выборах.

Если будут правонарушения, то не факт, что это гражданство смогут предоставить вообще. Поэтому мы должны изменить законодательство. Надо наложить мораторий как минимум лет на 20 – на право россиян приобретать украинское гражданство, даже если у них есть родственники или будут вступать в брак с украинскими гражданами. Потому что вот эта вторая волна, которая будет в очень коротком времени, или после дефолта, или когда начнется их внутренний конфликт, уже определилась с местом, где ей будет хорошо. Это Киев. 

  Принимая во внимание это, я бы говорила даже о запрете въезда россиян в Украину. И это тоже надо делать сейчас, пока еще сильная боль от потерь. Потому что когда начнется восстановление, непременно найдутся те, кто будет говорить о «миролюбии».

Еще один фактор – наличие российских агентов в государственных учреждениях и спецслужбах Украины. Мы должны помнить, как много российских агентов есть в Украине. Это не только Кива, Медведчук, Бойко и его ОПЗЖ, которые очень быстро наденут вышиванки и споют гимн. Есть масса агентов в СБУ, в армии, в государственных учреждениях, которые препятствовали открытию патронных заводов, созданию нашей ПВО, развитию армии, но об ошибках мы будем говорить после войны.

Просто надо принять аксиому, что Россия засылала массу своих агентов. Поэтому вторым шагом в нашем плане восстановления должен быть большой аудит всего, что делалось и что есть. Должно быть прозрачное восстановление, чьи будут фирмы, близкие к кому. Потому что цена очень большая. И уже сейчас надо говорить о законе об оружии, которого сейчас много на руках. Говорить о запрете российских агентов, таких, как церковь Московского патриархата, о запрете российских партий, говорить о том, куда идут национализированные российские активы.

«ЗА ДЕЙСТВИЯ ПУТИНА ОТВЕЧАЕТ РОССИЙСКИЙ НАРОД»

– В мире начинают говорить о «хороших русских», потому что и там есть агенты, прикормленные «Газпромом». Один из факторов, что позволил Путину уничтожать Украину, это коррупция в Европе. Это купленные на газпромовские деньги европейские чиновники, которые говорили об обеспокоенности. Война, которая продлилась 24 февраля, стала возможной, потому что в феврале 2014-го никто не выступил против России. Поэтому сейчас любые высказывания в западной печати о «хороших русских» надо пресекать тем, что после разгрома фашизма не делили немцев на хороших и плохих, а Германия несла коллективную ответственность.

Приведу еще один пример. Когда Гитлер начал войну, его поддержало немецкое общество, хотя там было немало оппозиционеров. Вспомним талантливую режиссера Ленни Рифеншталь, которая сняла фильм, что превозносил гитлеризм. Она не призывала к убийству евреев, но ее обвинили в прославлении идеологии национал-социализма. Режиссер была дискредитирована и несла ответственность за гитлеризм. Немецкий народ не делили на хороших и плохих немцев. Весь немецкий народ отвечал, включая талантливую Рифеншталь, за деяние нацизма.

Поэтому за действия Путина отвечает российский народ. Россия должна нести коллективную ответственность за преступления своей власти. Потому что молчаливое согласие обусловило убийства украинских детей и разрушения украинских городов. Если мы будем говорить о коллективной ответственности всего российского народа, это не будет давать там возможностей на зарождение нового рашизма. 

Потому что после фашизма мы видим рашизм, который осуществляет геноцид украинского народа. А определенная часть считает, что имеет моральное право говорить, что теперь в Киеве они будут творить новую Киевскую Русь. И формировать этот нарратив им удается как раз за счет того, что имеют своих агентов по всему миру.

Но активное общество, которое заплатило большую цену за независимость, не будет принимать этот российский нарратив. Россия не может принести ничего хорошего. Где появлялась Россия, там появлялась разруха, она ничего не принесла в развитии. Это страна, которая гангреной уничтожает ту территорию, на которую она приходит. Поэтому сейчас пока еще «любители мира» и «пацифисты» имеют слабенький голос, мы должны сделать прививку, найти противоядие против этого российского вируса.

Украина сейчас стала мейнстримом, получила такой профицит внимания, любопытства и восхищения, что к нашей победе захотят присоединиться. Но наша независимость дается нам  невероятно большой ценой. Поэтому наше гражданство должно иметь высокую ценность, за которую пролито столько крови. Нам нужна вакцина от российского вируса, нам надо разрушать нарратив обо всех «хороших русских», кричать на весь мир о коллективной ответственности России и о том, что здесь россиянам нечего делать. И самое главное – мы должны начать обсуждать новый общественный договор – неписаный кодекс правил для сосуществования власти и общества, где не будет места коррупции и где «российский фактор» будет полностью нивелирован.

 —

Инна ЛИХОВИД,  опубликовано в издании «День»

MIXADVERT