Речь, которой не было. Колонка Леонида Швеца

Читати українською

«Я, Владимир Зеленский, президент страны, где прошло два Майдана в борьбе против чиновничьего и полицейского произвола. В этой борьбе погибли люди, и она совсем не закончена. Честно говоря, и начата только едва. Да и наша война с Россией – это война с полицейским, антигуманным государством, которому плевать на жизни и человеческое достоинство. Мы должны, мы обязаны быть другими, иначе все невыносимо тяжелые жертвы напрасны.

В стране, где я президент, особое отношение к ситуациям, когда полиция бьет людей. В Украине особое отношение к судам, где рассматриваются дела гражданских активистов. У моего народа, представлять который я имею огромную честь и ответственность, обостренное чувство справедливости. Я – часть своего народа.

Да, я не имею полномочий вмешиваться в деятельность судов, но как президент я хочу спросить у Высшего совета правосудия: вас правда устраивает, когда судьи унижают достоинство судейского звания и убивают в зародыше уважение к этой профессии? Вам неизвестно, что от имени Украины решения выносят люди, чья репутация заставляет сгорать от стыда? Меня, гражданина, президента, заставляет сгорать, но не их. За вас и вместо вас я прощу прощения у украинского народа, что эти постыдные вещи еще возможны в нашей стране.

Под зданием Шевченковского суда Киева произошла потасовка между участниками акции протеста и правоохранителями. В результате столкновений полиция задержала пятерых человек.

А еще я хочу просить прощения у народа за то, что вопреки общественному мнению и здравому смыслу согласился оставить на посту министра внутренних дел человека, чья несомненная заслуга в том, что украинскую полицию до сих пор называют обидным словом «мусора». Аваков должен уйти. Осточертела имитация перемен. В конце концов, не для того я радикально изменил свою жизнь, чтобы оставить в Украине все, как было.

Я не хочу быть жалким президентом незавидной страны с коррумпированными судьями и наглыми «мусорами». Я не хочу, чтобы мне плевали вслед, как очередному обгадившемуся лидеру. Я взялся за дело и доведу его до конца. Украина станет другой, даже если для этого мне понадобится спать по четыре часа в сутки. Люди, я вам бесконечно должен. Не давайте мне спуску, гоняйте в хвост и в гриву. Все, чего я у вас прошу – неравнодушия. Улыбаемся и пашем».

Приблизительно так могла бы выглядеть реакция президента-популиста на события вокруг Шевченковского районного суда, приведшие в конце концов протестующих под дом самого Владимира Зеленского. Он никак не откликнулся на протесты. Дома у него непростая ситуация, Елену пришлось госпитализировать с коронавирусом, но таков удел государственного руководителя: домашние дела не могут быть в приоритете, разве только в самом, не дай бог, крайнем случае. Президент не посчитал нужным обозначить свою позицию, и это тоже позиция.

Почему-то считается, что популизм – политика и риторика низкого пошиба, недостойная настоящих государственных деятелей. Ну, настоящих мы, судя по всему, что нас окружает, в глаза не видели, но и популистов толковых нам не случалось. Тех, кто действительно чувствует себя неотъемлемой частью народа, живет его болями и радостями, с ним кричит, плачет и смеется. Зеленского клеймили популизмом, обличая в нем артиста, готового маму продать за аплодисменты-рейтинги, но, похоже, он и маму все-таки не готов продать, и популистом в лучшем смысле этого слова не является. Зал он, может, еще чувствовал, а вот Украину уже не очень.

Президентские реакции на какие-то важные для общества вещи либо отсутствуют вообще, либо очень неточны по времени реагирования, форме и содержанию. Конечно, не хватит ни сил, ни времени на каждый чих отзываться «здравствуйте», но интуитивного популиста как раз отличает умение распознавать момент, когда непременно нужно появиться на сцене с нужными словами. Из пропущенных моментов складывается упущенный шанс перейти из категории случайного прохожего в политике в категорию деятелей, зацепившихся за историю и сумевших ее каким-то образом повернуть на свой манер. Без резонанса с собственным народом рассчитывать не на что и не на кого. Точно не на Ермака или Авакова.

Леонид Швец, специально для «Слово и дело»

MIXADVERT

цікаве