G2. Андрей Пионтковский

  • admin
  • 18/07/2018
  • Коментарі Вимкнено до G2. Андрей Пионтковский

Романтические надежды (циничные расчеты) Кремля на “нашего Трампушку” основаны на устойчивом заблуждении. Попытка Трампа в первую же неделю своего президентства отменить антикремлевские санкции привела к почти единогласному принятию Конгрессом жесточайшего закона о санкциях против враждебных США государств – Российской Федерации, КНДР, Ирана. Внуки Молотова – Риббентропа, разливавшие 9 ноября 2016 года в Думе шампанское, имели весьма смутное представление об американской политической системе, в частности, о круге полномочий и возможностей лица, занимающего пост президента США.

Мудрый и грустный вашингтонский политолог Дмитрий Саймс во время своих сеансов связи с “кремлевскими” настойчиво предупреждает их не толкать Трампа на слишком большие уступки Москве, не подрывать окончательно и так незавидные позиции президента США накануне его возможного допроса комиссией специального прокурора Роберта Мюллера, расследующего вопрос о вмешательстве России в процесс американских выборов. Путин уже одержал крупную победу самим фактом полномасштабной встречи с президентом США, снимающей все вопросы о возможной изоляции на международной арене.

Легкость манипулирования Трампа Кремлем определяется не банальной зависимостью президента США от некоего компромата, которым якобы обладает Путин – может, обладает, а может быть, и нет. С этой занимательной конспирологией пусть разбираются американские правоохранительные органы. Ценность “агента” Трампа в том, что он – агент-инициативник, движимый прежде всего собственными убеждениями, собственным видением окружающего мира. Эти его убеждения по крайней мере частично счастливым образом совпадают с самыми сокровенными чаяниями “кремлевских”.

Их хотелка №1 – пресловутая “Ялта-2”, раздел мира на “зоны привилегированных интересов”, закрепляющий в их владении целые народы и государства. Примерно так представляет себе глобальную политику и Трамп, как сделки крупных риелторов о разделе спорной территории на “зоны влияния”. Основным препятствием на пути расширения “Русского мира” как минимум на все постсоветское пространство, включая страны Балтии, Кремль видит НАТО. Трамп беспрерывно говорит об “устарелости” НАТО и обременительности расходов на этот военно-политический союз для американского бюджета. Какой музыкой сфер прозвучали в свое время в Москве слова внешнеполитичеcкого гуру Трампа Ньюта Гингрича, объявившего капитуляцию Запада от имени будущего президента еще в ходе его избирательной кампании: “Эстония – это пригород Санкт-Петербурга, и я не собираюсь ради нее идти на риск ядерной войны с Россией!” По существу, это прямое приглашение вежливым зеленым человечкам отправиться в очередной “отпуск” сначала в Эстонию, далее везде. Тогда-то и решили в Кремле ставить на Трампа.

“Лидер свободного мира” с каждой новой, обязательной по его легенде, встречей в верхах в рамках НАТО, G7 все более некомфортно чувствует себя в обществе “училок” Меркель и Мэй, “задавак” Трюдо и Макрона. Трампа тянет к более простым, понятным, конкретным пацанам – Си Цзиньпину, Ким Чен Ыну, Путину. Эти культурологические запросы были максимально учтены в Хельсинки. После тошнотворных Брюсселя и Лондона атмосфера саммита G2 оказалась живительной и вдохновляющей.

Но кроме атмосферы была и деловая повестка дня. Путину крайне важно добиться снятия санкций, наложенных на Москву за агрессивные акции Кремля по силовому навязыванию миру режима “Ялты-2”. Снятие санкций без ликвидации последствий агрессии против Украины означало бы выдачу Путину лицензии на дальнейшее неограниченное расширение “Русского мира”.

Кроме геопсихологических комплексов и фантазмов вожди “кремлевской мафии” как хозяйствующие (в особо крупных размерах) субъекты имеют вполне приземленные личные интересы. Cанкции американского Министерства финансов от 6 апреля впервые нанесли серьезный удар не по российской экономике вообще, а непосредственно по ближайшему окружению Путина, включая его предполагаемого или бывшего уже зятя Кирилла Шамалова, Игоря Ротенберга, Виктора Золотова. Активы 24 знатных клептократов были заморожены – с перспективой конфискации в соответствии с законодательством США по борьбе с отмыванием капиталов, добытых преступным путем. Что стало ударом не только по самым толстым путинским кошелькам, но и по политической стабильности режима в целом.

Во-первых, “элита” наглядно убедилась, что первое лицо не справляется со своей главной системообразующей функцией – обеспечение безопасности финансовых вложений (по-видимому, около миллиарда долларов в США и примерно столько же в Великобритании). Во-вторых, – и это еще более неприятно для властей России – за все годы западных санкций именно меры, предпринятые 6 апреля, впервые вызвали одобрение большинства населения России: “Давно пора! Ну хоть бы там арестовали их счета и отправили деньги сюда”. Такие массовые настроения особенно опасны сегодня, когда российские “верхи” задумали и начали осуществлять новые масштабные меры по ограблению подведомственного им населения.

В Кремле уже понимают, что Трамп не может просто взять и отменить закон под названием “О противодействии противникам Америки посредством санкций“. Но глава исполнительной власти обладает определенными административными возможностями затягивать, замыливать, ослаблять имплементацию этого важнейшего документа. Чем, собственно, президент с переменным успехом и занимается уже в течение года. Путину крайне важно было по результатам саммита заверить свое хозяйствующее окружение, что никаких новых замораживаний, а тем более конфискаций их активов не планируется.

Весь визит Трампа по маршруту Брюссель – Лондон – Хельсинки был демонстративным отказом президента США от миссии лидера Запада

Накануне визита кремлевской пропагандой был введен в оборот новый мем – нормальность, возвращение американо-российских отношений к рабочей нормальности. Трамп немедленно откликнулся англоязычной версией нормальности – Putin is fine, “Путин в порядке”. Кремлевская капелла в Вашингтоне немедленно подхватила этот мотив, затянув свою профессиональную мантру “Нам нужны русские”. Вот и Путин, который теперь fine, разъяснял Трампу в Хельсинки, что тот особенно нуждается в одном особенном русском. Путин подчеркнул: он не мешает Израилю мочить в Сирии столь неприятных Трампу иранцев, доверительно признался, что и сам терпеть не может противных Ангелу и Терезу.

Если убедить большинство американцев, что Путин в порядке и что они действительно нуждаются в русских для каких-то очень важных целей, то Трампу легче будет профанировать закон Конгресса о санкциях, который он не в силах формально отменить. А также в меру своих сил разваливать устаревшее НАТО, чем президент США демонстративно занимался в Брюсселе. Вот, собственно, та практически согласованная программа-минимум, с которой оба политических лидера приехали в Хельсинки.

До заключительной пресс-конференции самым интригующим для меня оставалось, решится ли Путин использовать блестящую домашнюю заготовочку, информация о которой просочилась от хорошо информированного источника в компетентных органах. Во время недавней американо-северокорейской встречи в Сингапуре Трамп в порыве добрых чувств к своему новому партнеру Ким Чен Ыну неожиданно шокировал союзников из Сеула, заявив о прекращении ежегодных совместных военных учений (“военных игр”, по его выражению) США и Корейской Республики.

По достоинству оценив миротворческую инициативу Дональда в Юго-Восточной Азии, Владимир, по всей вероятности, собирался предложить ему повторить этот удачный опыт и в Центральной Европе, отказавшись от любых натовских “военных игр” на территории Польши и балтийских государств. Но если в Корее отказ Трампа от учений был односторонней уступкой, за которую в США многие его резко критиковали, то на этот раз великодушный Владимир выразил готовность как бы симметрично отвести все российские войска на 200 километров к востоку от границ России со странами НАТО. “Это настоящая большая сделка, Дональд, как ты учил нас в своей знаменитой книге, которой я втайне от начальства зачитывался еще в дрезденской резидентуре, – так мог бы сказать российский президент. – Мы оба получим за нее Нобелевку. Мы спасем человечество от Третьей мировой войны, которая случайно, по недоразумению или по чьему-то злому умыслу может вспыхнуть между двумя нашими державами из-за каких-то крохотных никому не нужных недогосударств, пригородов Ленинграда”, – должен был, по сценарию задуманной спецоперации, горячо убеждать президента США его партнер по переговорам.

Трамп не устоит против такого чекистского напора. На пресс-конференции в Брюсселе 12 июля, отвечая на грамотно вброшенный вопрос, он уже допустил возможность такой сделки. Оставалоcь неизвестным только, решится ли Путин махнуть рукой на предупреждения своих друзей из Вашингтона. Соблазн огромен. Одним “дипломатическим” ударом можно разрушить четырехлетние усилия НАТО по созданию сил быстрого реагирования, оставить Балтию беззащитной перед угрозой российской агрессии, аннулировать де-факто статью 5 Устава НАТО о коллективной обороне. Вычеркнуть США и Запад в целом из мировой истории – ни больше ни меньше.-https://www.svoboda.org/a/29371804.html

Но и риски очень велики. Судя по сегодняшним настроениям в Вашингтоне, редкий Трамп с таким багажом с саммита долетит до середины Атлантического океана. И вот после всего, что произошло на сенсационной пресс-конференции, у меня нет никаких сомнений: Путин успешно провел с клиентом спецоперацию “нет больше военным играм”, просто он достаточно умен, чтобы не выпячивать этот результат и не спалить партнера. Тот спалил себя сам своим поведением во время общения с журналистами; апофеозом стал ответ на вопрос, кому Трамп верит в вопросе о вмешательстве в выборы 2016 года, Путину или своему разведывательному сообществу. Весь визит Трампа по маршруту Брюссель – Лондон – Хельсинки был демонстративным отказом президента США от миссии лидера Запада, лидера свободного мира.

Андрей Пионтковский – политический эксперт