“Цап-царап” как общая концепция политики России

  • admin
  • 30/11/2019
  • Коментарі Вимкнено до “Цап-царап” как общая концепция политики России
“Цап-царап” как общая концепция политики России
Игорь Яковенко: Наиболее емкое описание всей внешней и внутренней политики современной России

На двадцатом году своего правления Владимир Путин окончательно отбросил всякие условности. Отвечая на вопрос, почему Россия не создает новые технологии, Путин хитро прищурился и сказал: “Мы подождем, пока американцы истратят на новые технологии деньги, а потом цап-царап”.

Таким образом, Путин повторил интеллектуальный подвиг Карамзина, который смог вместить все происходящее в России в одно слово – “воруют”. Разница в том, что Николай Михайлович, несмотря на свою бесспорно выдающуюся роль в создании русского литературного языка и несколько спорную роль – в становлении исторической науки, все же, в отличие от Владимира Владимировича, не был главой государства. Поэтому его “воруют” не имело статуса официальной государственной политики, в отличие от путинского “цап-царапа”.

В действительности, путинский цап-царап – это более точное и более честное описание того, что происходило всегда и происходит сейчас в России. Воровство – это тайное, можно сказать, застенчивое похищение чужого имущества. Цап-царап – это наглый, открытый и быстрый хапок когтистой волосатой лапой.

Именно таким цап-царапом московские князья “собирали русские земли”, используя стрелы и сабли ордынцев в качестве загребущих когтей.

Именно так всегда действовала Российская империя, когда “присоединяла” Казань, Украину, Сибирь, Крым, Польшу.

Именно так, стальными когтями, большевики цап-царапнули Западную Украину с Западной Белоруссией, и выдрали на полвека из общего русла европейского развития практически все другие народы восточной и центральной Европы.

Именно так, нагло и бесцеремонно и дореволюционная Россия и Советский Союз выцарапывали свободу и достоинство из своих подданных, закрепощая, загоняя их в колхозы, в ГУЛАГ, в единомыслие, двоемыслие и просто в бессмысленную тоскливую рабскую покорность.

Путинский цап-царап – это наиболее емкое описание всей внешней и внутренней политики современной России.

Цап-царап – и Грузия лишилась трети своей земли.

Цап-царап – и Крымнаш.

Цап-царап – и Украина вот уже шесть лет хоронит своих граждан.

Цап-царап – и Сирия истекает кровью.

Цап-царап – и в России исчезли свобода слова, выборы и  права человека.

Цап-царап – и миллионы россиян не дождутся пенсий.

Цап-царап – и большая часть россиян живет в нищете, а путинская обслуга – в списке Форбса…

Цап-царап – это не воровство, а грабеж, разбой или бандитизм. Поскольку все перечисленное делается вполне открыто и нагло. Даже в мелочах. Цап-царап, и унитазы были украинские – стали российские.

При этом Путин пытается заявить о своем “моральном превосходстве” над Западом, который, якобы делает то же самое, но лицемерит, а вот “честная” Россия грабит и разбойничает вполне открыто.

Единственное, что мешает ввести это звонкое словцо в политический словарь путинизма – это уподобление кошачьим. Путин вообще очень любит сравнивать свою политику с повадками животных. То с медведем сравнит, то вот, как теперь, с кошками. Аналогии ложные. Нет у Путина ничего общего ни с внутренним благородством кошки, ни с терпеливым мужеством медведя. Описанная им концепция подходит разве что амебе, жизнь которой подчинена простым правилам: меньшее – хватай, от большего – спасайся. Впрочем, если кто-то из зоозащитников сочтет данное сравнение оскорбительным для амебы, я готов принести ей свои извинения.

Игорь Александрович Яковенко