Трагедия чувашской культуры

  • admin
  • 20/10/2019
  • Коментарі Вимкнено до Трагедия чувашской культуры
Трагедия чувашской культуры
“И если завтра мой язык исчезнет, то я готов сегодня умереть”

В начале сентября удмуртский ученый Альберт Разин совершил акт самосожжение во имя удмуртского языка и этноса.

На этот отчаянный шаг его сподвигло изменение в законодательстве: в 2018 году был принят законопроект об отмене обязательного изучения языков коренных народов России в средних школах.

До того, как совершить самоподжег, он пытался достучаться до власти стоя у здания Госсовета с плакатами, на одном из которых были написаны строки Расула Гамзатова: “И если завтра мой язык исчезнет, то я готов сегодня умереть”. Ученый настаивал на важности обязательном изучении языков коренных народов в российских школах.

В нашей стране, по данным института языкознания РАН, более 150 языков, а с учетом диалектов – более 300. В сфере образования задействованы только около 100 языков.

Мы поговорили с лингвистом-тюркологом, участником движения по развитию чувашского языка и культуры Александром Савельевым о самобытности чувашской культуры, экспансии больших этносов и что необходимо делать для сохранения языков малых народов.

 

О самобытности чувашской культуры и почему чуваши не русские.

Как и другие народы, чуваши отделяют себя от соседей, прежде всего, по совокупности языковых и культурных различий, а также в результате осознания особости своей исторической судьбы.

Чувашский язык – единственный живой представитель булгарской группы тюркских языков, оставившей в своё время значительный след в истории Евразии, и он очень важен для науки.

Чувашская культура сформировалась в Волжско-Камском регионе на основе взаимодействия пришлого степного компонента, унаследованного от волжских булгар, и аборигенного финно-угорского населения. Эта культура очень отлична от русской во многих отношениях: в музыке, костюме, вере. Скажем, и сейчас сохраняются отдельные группы чувашей, практикующие т. н. чувашскую этнорелигию, к которым в обиходе иногда применяется слово из церковного лексикона “язычники”.

 

Угроза аутентичной чувашской культуре. 

Традиционная чувашская культура существует почти исключительно в деревенских условиях, а из-за общего упадка российской деревни уже и там она чувствует себя достаточно плохо. Исчезновение аутентичной культуры имеет социально-экономические причины: её носители находятся уже в преклонном возрасте, а их дети и внуки живут в отдалении, в городе, и, как правило, сохраняют об этой культуре, в лучшем случае, лишь детские воспоминания. Во многом эти процессы универсальны (и в современном мире неизбежны), так что чуваши здесь мало чем отличаются от многих других народов.

 

Сопротивления и сосуществования: взаимодействия чувашской и русской культур.

Чувашские земли были присоединены к Русскому государству в XVI веке в рамках кампании по завоеванию Казанского ханства. Уже значительно позже в историографии была сформулирована концепция “мирного вхождения чувашей в состав России”, но надо понимать, что это концепция политическая, а не научная, и в реальности картина была значительно более сложной, а процессы интеграции – достаточно болезненными. О “сопротивлении культур” здесь говорить не очень актуально, скорее нужно говорить о сопротивлении государству (которое, конечно, среди прочего несло в регион и русскую культуру) и процессам колонизации, часто принимавшим варварскую форму. С другой стороны, в царское время чувашские и русские крестьяне часто совместно участвовали в восстаниях против административного произвола. Вся высокая культура чувашей c XVIII века развивалась, конечно, под сильным влиянием высокой русской культуры. Многие русские демократические деятели XIX-XX веков сочувственно отзывались о чувашах, чувашской культуре и борьбе чувашей за свои права.

Праски Витти

Часто можно услышать, что культура малых народов не нужна самим представителям этих народов, поглощение происходит, но оно дружественное, что в условиях глобализации частная культура малого этноса вообще нежизнеспособна, так ли это?

Язык народа, его история и культура не бывают плохи или хороши сами по себе, все языки и национальные культуры являются уникальным вкладом в общечеловеческую культуру. Когда чуваши говорят, что ненавидят свою чувашскую идентичность и культуру (а я знаю такие примеры), на самом деле они ненавидят те сложности, с которыми сопровождается жизнь с чувашской идентичностью в российском обществе. Во многих кругах демонстрация какой-либо идентичности, кроме русской или “россиянской”, считается неприличной, но дело ли здесь в чувашской идентичности или всё-таки в обществе?

К чувству ненужности может приводить и плачевное состояние культур народов России в сравнении с западными культурами и с русскоязычной. Но было бы странно ожидать иного от народов, которые, скажем так, пребывают в состоянии перманентной депрессии.

Колониальные практики никуда не делись с исчезновением Российской империи, они существуют и сейчас.

Когда из региона высасываются экономические ресурсы (с унизительными “дотациями” взамен), когда все ключевые политические решения о жизни региона принимаются в Москве, а не на местах, – было бы удивительно, если бы народ находил в себе ресурсы создавать шедевры мировой культуры. Вопрос в том, можно ли возлагать на людей ответственность за то, что часто они таких ресурсов в себе не находят.

Мнение же о том, что “культура малого этноса нежизнеспособна” исходит из предпосылки о невозможности существования человека в нескольких культурах одновременно. Но именно это очень часто происходит в той же Европе. Можно владеть языком своего народа, языком страны и международным языком, и один не будет мешать другому. Это нормально, большую часть истории человечества люди владели несколькими языками, а редкостью являлось именно одноязычие. Когда человек не видит в своей культуре препятствий для того, чтобы пользоваться плодами иных культур, на первый план выходят именно плюсы сохранения своей локальной идентичности. Это сохранение связи поколений, избежание серьёзных психологических травм в попытках вытравить из себя часть своего “я” и многое другое.

 

Современная чувашская культура.               

На чувашском языке есть поэзия мирового уровня, ассоциируемая, прежде всего, с именем классика авангардной культуры, уже покойного Геннадия Айги. В своё время он был вынужден перейти на русский язык, чтобы добиться большего признания, но и чувашские его произведения выполнены на очень высоком уровне. Среди ныне живущих чувашских поэтов, заслуживающих внимания, могу назвать, например, Петра Эйзина и Марину Карягину. Есть замечательные чувашские художники, прежде всего, работающие в стиле этнофутуризма (Праски Витти, Георгий Фомиряков) и не только (Игорь Улангин). В музыке мы пока чувствуем себя не очень хорошо в сравнении, например, с татарами или якутами. В качестве примера качественной современой музыки могу назвать инди-фолк группу “Тарай”, созданную чувашем из Эстонии Александром Айдаровым. В некотором смысле показательно, что появиться в российских условиях проект такого уровня пока не мог. Многое пока делается не на должном уровне, но сейчас я вижу признаки того, что в скором времени нас ждёт качественный прорыв.

Праски Витти

Государство уничтожает не только культуру малых народов, но и культуру больших этносов, включая русских. Возможно ли взаимодействие русской и чувашской культур, если государство станет более лояльным или конфликт неизбежен?

Конфликт между культурами провоцируется государством, а у людей нет причин ненавидеть другую культуру, если она не насаждается насильственно. Более того, в России, разумеется, абсолютное большинство носителей миноритарных культур, включая и чувашей, одновременно являются носителями и русской культуры. Отторжение здесь возникает лишь постольку, поскольку в обществе пропагандируют мысль о том, что ради причастности к Пушкину и Толстому мы должны отказываться от своей локальной культуры. Это иногда даёт повод для того, что внешне может выглядеть как русофобия, но, как я уже сказал, никакого неразрешимого противоречия здесь нет.

 

Люди тяготеют к более функциональному языку, поэтому делают выбор в пользу языка на котором говорит большинство. Можно ли както популяризировать коренные языки малых народов?

Для многих людей говорить на своем языке – это часть их идентичности, с которой им очень некомфортно расставаться, и в нормальных условиях они этого не делали бы. Поэтому уже устранения системной дискриминации коренных языков в образовании, в публичной сфере, в сфере контактов с государством было бы во многом достаточно для того, чтобы люди больше использовали свои языки и передавали их детям. Сейчас же ситуация выглядит так, что мы вынуждены, как минимум, платить налоги на школы, где обязателен только русский язык и, скажем, почти не преподается история регионов за границами Древней Руси – то есть эти школы нас представляют очень мало или вообще не представляют. А поддержание миноритарных языков лицемерным образом объявляется при этом нашим частным делом. Так не годится.

 

Что необходимо сделать в данный момент для сохранения чувашского языка и чувашского этноса?

Во-первых, нужно бороться за отмену дискриминационных законов, которые уничтожают нашу идентичность. Это и законы, загоняющие в подпол миноритарные языки, и законы, которые делают практически невозможной общественную деятельность помимо травоядных кружков по изучению родного языка и культуры. Сейчас в России запрещены региональные партии, а статья за сепаратизм применяется совершенно произвольно по отношению к тем, кто ставит под сомнение существующие порядки. Нужно бороться и за экономический федерализм, поскольку колониальные практики приводят к тому, что люди нищают и у них не остаётся ни денег, ни времени, чтобы заниматься чем-либо кроме работы и семьи.

К сожалению, политическая обстановка в России такова, что борьба с открытым забралом и без риска немедленно оказаться в тюрьме в исполнении тех, кто не имеет поддержки медийных фигур федерального уровня и крупных независимых СМИ, почти невозможна.

Поэтому остается ждать политических изменений и, тем временем, делать для наших языков то, что мы можем – создавать продукты на этих языках и стараться менять общественное мнение, которое ещё во многом находится во власти предрассудков.

Каким вы видите идеальные взаимоотношения русской и чувашской культур?

Эти отношения должны быть братскими. Конечно, иногда таким отношениям мешает не только сознательная политика государства, но и распространенность имперского комплекса у носителей русской культуры. Преодолеть его было бы полезно, в том числе, и для самих русских. А чувашам нужно выходить из гетто культуры, ассоциируемой большей частью с непрестижным сельским образом жизни, и стараться вкладываться в современную городскую культуру на чувашском языке, это будет менять представление о нас в обществе и способствовать установлению равноправия на низовом уровне.

 

Является ли рост национального самосознания проблемой для России?

Безусловно, рост национального самосознания является проблемой для правящего класса, потому что применять распространённые ныне диктаторские методы управления к разнообразному населению очень неудобно. При соблюдении понятных правил разнообразие в обществе позволяет различным группам людей сосуществовать мирно и счастливо, то есть без того, чтобы ломать себя через колено. В этом отношении национальное самосознание никаких проблем для общества не представляет.

Анна К, Тивур Шагинуров